Фёдор I Иванович Блаженный.
Родился: 1557 г. Умер: 1598 г.

Годы правления: (18 марта 1584 – 7 января 1598).

Фёдор Иванович (11 мая 1557, Москва — 7 (17) января 1598, Москва) — царь всея Руси и великий князь Московский с 18 (28) марта 1584 года, третий сын Ивана IV Васильевича Грозного и царицы Анастасии Романовны Захарьиной-Юрьевой, последний представитель московской ветви династии Рюриковичей. Канонизирован Православной Церковью как «святой благоверный Феодор Иоаннович, царь Московский».

Правление Фёдора Ивановича оставило добрую память у современников. Все публицисты Смутного времени в один голос отмечали, что при нем страна процветала, и люди были довольны и счастливы. Царедворцы занимали подобающее их сану место, воины-дворяне постоянно чувствовали царскую заботу и получали щедрые награды за службу, представители церкви вознеслись на небывалую высоту, купцы богатели, крестьяне и холопы получили узаконенный статус, хотя и лишились свободы. Никто не хотел перемен, поэтому ранняя смерть царя стала настоящим ударом для общества. Москвичи и вся страна были готовы служить тому, кто станет продолжателем дел умершего царя. Без всяких колебаний они были рады вручить власть царице Ирине, когда же она отказалась, стали умолять ее брата Б.Ф. Годунова принять царский венец. Борьба за власть многочисленных претендентов на трон в Смутное время сопровождалась ссылками на их причастность к успехам Федора. Родство с ним стало главной причиной избрания в 1613 г. Михаила I Фёдоровича Романова.

Женат был Фёдор Иванович с 1580 года на Ирине Фёдоровне Годуновой. На престол вступил после смерти отца 19 марта и венчан 31 мая 1584 года.

И сразу после смерти отца, на помин его души он отправил 1000 руб. в Константинополь и богатые дары в Иерусалим, Александрию и Антиохию. В ответ 17 июня 1586 г. в Москву прибыл Антиохийский Патриарх Иоаким. Принявший его Дионисий сразу же показал гостю, что по богатству и положению он выше его. Он даже умудрился благословить Патриарха, хотя был лишь митрополитом.

Учреждение патриаршества.

Хотя восточная русская Церковь уже с половины XV века была независима от константинопольской, но все же она управлялась митрополитом подчиненным патриарху. Возвышение северо-восточной русской Церкви как самостоятельной требовало уравнения ее с старшими церквами, которые в это время находились на территории Османской империи.

Во время заседания Боярской думы царь сказал следующее: «По воле Божьей, и в наказание наше, восточные патриархи и прочие святители только имя святителей носят, власти же едва ли не всякой лишены. Наша же страна, благодатию Божью, во многорасширение приходит, и потому я хочу, если Богу угодно и писания божественные не запрещают, устроить в Москве превысочайший престол Патриарший. Если вам это угодно, объявите. По-моему, тут нет повреждения благочестию, но еще больше преуспеяние вере Христовой». Все собравшиеся одобрили царское решение, но заявили, что его одного недостаточно, необходимо согласие всех Патриархов: Константинопольского, Иерусалимского, Антиохийского и Александрийского.

Поскольку Иоаким еще находился в Москве, то ему сообщили царскую волю. Тот был не против и пообещал обсудить данный вопрос на соборе греческой Церкви. Летом 1587 г. прибывший в Москву грек Николай вручил Федору Ивановичу грамоту от Константинопольского и Антиохийского Патриархов с известием о том, что на соборе они положительно решили вопрос об учреждении в Москве Патриархии, но необходимо еще согласие двух других Патриархов.

Еще через год летом 1588 г. царю донесли, что в Смоленске появился новый Константинопольский Патриарх и что к царю он едет, скорее всего, за милостыней. По приказу Федора Патриарха с большим почетом отправили в столицу. 13 июля состоялась его торжественная встреча. Через неделю царь принял Иеремию в Грановитой палате так, как он принимал иностранных послов. После приема гость имел беседу с Б.Ф. Годуновым и А. Щелкаловым, которым было поручено вести переговоры.

В 1558 году началась Ливонская война (она продолжалась до 1583 года), которая на первом этапе была успешной для России. Был уничтожен Ливонский орден, построен Иван-город напротив Нарвы.

Вскоре выяснилось, что Патриарх был бы рад поселиться в России сам, поскольку видит, как процветает здесь Церковь.

Об этом доложили Федору. Посоветовавшись с Ириной, он решил, что «если захочет быть в нашем государстве цареградский Патриарх Иеремия, то ему быть Патриархом в начальном месте Владимире. Б. Годунов с А. Щелкаловым все это сообщили Иеремии. Тот, подумав немного, ответил: «Будет на то воля великого государя, чтоб мне быть в его государстве, — я не отрекаюсь. Только мне во Владимире невозможно, потому что Патриархи бывают всегда при государе: а то что за Патриаршество, если жить не при государе?»

Ответ гостя сообщили Федору Ивановичу, и тот решил созвать Боярскую думу, чтобы более детально обсудить данный вопрос. Боярам он сказал следующее: «Патриарх Иеремия вселенский на Владимирском и всея Русии Патриаршестве быть не хочет, а если мы позволим ему быть в своем государстве на Москве на Патриаршестве, где теперь отец наш и богомолец Иов митрополит, то он согласен. Но он здешнего обычая и русского языка не знает, и ни о каких делах духовных нам с ним говорить без толмача нельзя». Из царской речи все поняли, что Иов слишком для Федора дорог как главный советчик в духовных делах, поэтому он ни за что не согласится заменить его приезжим греком, хотя это и осложняло вопрос с учреждением Патриархии.

Уладить дело с Иеремией было поручено Б. Годунову и А. Щелкалову. Ловкие дипломаты убедили грека в том, что ему выгоднее получить щедрые дары и благословить на патриаршество того, на кого укажет царь, чем жить в провинциальном Владимире вдали от царского двора или уехать ни с чем.

26 января 1589 г. был собран Освященный собор, на котором представители русского духовенства должны были из трех кандидатов выбрать одного. Хотя всем было ясно, что Патриархом станет Иов, но для приличия было названо еще двое кандидатов: новгородский архиепископ Александр и ростовский архиепископ Варлаам. В итоге, первым Патриархом всея Русии был провозглашен Иов. После официальных церемоний начались многодневные пиры у царя и Иова. В мае 1589 г. Иеремия отправился домой. Он не только вез многочисленные подарки, но и письмо царя Федора турецкому султану. В нем писалось следующее: «Ты б, брат наш Мурат султан, патриарха Иеремию держал в своей области и беречь велел пашам своим так же, как ваши прародители патриархов держали в береженье, по старине во всем, ты б это сделал для нас».

Окончательно узаконена московская Патриархия была только через два года. В 1591 г. тырновский митрополит привез Иову грамоту от Иеремии. Учреждение Патриаршества существенно возвысило авторитет русской Церкви в международном масштабе. Москва официально провозглашается Третьим Римом — главным городом всего христианского мира. Русский государь объявлялся «во всей поднебесной единым христианским царем и броздодержателем святых Божьих престолов Вселенской Апостольской Церкви вместо римской и константинопольской, которым пришел конец. Два Рима пали, а третий стоит, а четвертому не быть». Кроме того, поставление в Патриархи московского митрополита Иова окончательно похоронило планы папской курии по перенесению Патриаршего престола в Киев и подчинению православного иерарха Римскому Папе.

Внутрення и внешняя политика.

Уже во время венчания на царство началась раздача чинов. Сначала боярство получили только Годуновы: Григорий Васильевич, Степан Васильевич и Иван Васильевич и наиболее знатные князья Н.Р. Трубецкой и В.И. Шуйский. Через год боярами стали сразу несколько родственников Федора: Ф.Н. Романов (двоюродный брат), И.В. Сицкий; (женат на дочери Н.Р. Юрьева), Ф.Д. Шестунов (женат на племяннице Н.Р. Юрьева), Ф.М. Троекуров (сын Анны Никитичны Юрьевой), Ф.В. Шереметев (был одного рода с Романовыми), а также Д.И. Хворостинин, Т.Р. Трубецкой и И.М. Голицын (был женат на еще одной дочери М. Скуратова), А.И. Шуйский. Окольничими к тому времени стали: И.И. Сабуров, П.С. Лобанов-Ростовский (глава Разбойного приказа), Ф.И. Хворостинин, Д.П. Елецкий, А.П. Клешнин, кравчим — А.Н. Романов.

Старейший боярин Г.А. Куракин был вызван из Казани и вновь вошел в Думу, в 1598 г. его родственник А.П. Куракин получил боярство. Существенно возвысился при Федоре род Шуйских, несмотря на конфликт в 1586 г. Боярами стали Д.И. Шуйский (1586 г.), А.И. и И.И. Шуйские (1597 г.). Поднялись и князья Голицыны: боярство получили И.И. Голицын (1592 г.) и А.И. Голицын (1597 г.).

К клану Годуновых добавились: окольничие Я.М. Годунов (1593 г.), С.Ф. Сабуров (1591 г.), Д.И. Вельяминов (1593 г.); к клану Романовых — боярин Б.К. Черкасский (1592 г.) (женатый на дочери Н.Р. Юрьева) и окольничий М.Г. Салтыков (1590 г.) (родственник Ф.Н. Романова по жене).

Возвысились и другие представители знати: в 1592 г. получил боярство В.А. Гагин, в 1597 г. — Ф.И. Хворостинин, их родственники стали окольничими (А.И. Хворостинин в 1593 г., И.В. Гагин — в 1598 г.).

Окольничими стали также несколько талантливых воевод: Н.И. Очин-Плещеев (1592 г.), Б.П. Засекин, И.М. Бутурлин, И.С. Туренин.

В Боярскую думу Федора входило несколько дворян: P.M. Пивов (глава Ямского приказа), И.П. Татищев, Е.Л. Ржевский, Т.И. Буйносов, казначей Д.И. Черемисинов, казначей И.В. Траханиотов, печатник Р.В. Алферьев, думные дьяки А.Я. Щелкалов (глава Посольского приказа) и его брат В.Я. Щелкалов (глава Разрядного приказа). Известными дьяками были также Д. Петелин, С. Аврамов, Е. Вылузгин (глава Поместной избы).

Однако далеко не все представители знати пользовались расположением царя Федора. Почти в самом начале его правления в Казань на воеводство был отправлен И.М. Воротынский, не приглашался ко двору М.П. Катырев-Ростовский, нет около царя Басмановых, Вельских, Барятинских, Мосальских, Пушкиных, Бахтеяровых, Волконских, Головиных, Колычевых, Ногтевых, Оболенских, Пронских, Шаховских, т. е. тех представителей знати, которые не были связаны родственными узами с царским домом. Опора на родственников, с одной стороны, способствовала успешному царствованию Федора, с другой стороны, вызывала у остальной знати стремление пробиться к трону и возвыситься любым путем. Наиболее ярко это проявилось позднее, уже в период Смуты, когда различные группировки стали выдвигать своих претендентов на трон, чтобы с их помощью захватить власть, получить чины и земельные владения.

Политика закрепощения крестьян также была в интереcax дворянства. По царским указам в некоторые годы запрещался крестьянский выход, в 1597 г. был принят закон о пятилетнем сыске беглецов. Упорядочен был вопрос и о кабальном холопстве. По указам 1586 г. и 1597 г. все кабальные записи следовало оформлять официально.

Проводимые царем мероприятия позволили улучшить экономическое положение страны. Затяжной кризис, вызванный изнурительной Ливонской войной, был успешно преодолен.

При Федоре международные отношения расширились и упрочились. Если Иван Грозный благоволил к англичанам, то при его сыне все изменилось. Новый государь не стал терпеть махинаций английских купцов и интриг посланников. Особенно зарвавшиеся Д. Горсей и А. Марш в 1588 — 1589 гг. были окончательно высланы из страны, а королеве Елизавете Федор заявил, чтобы впредь подобных воров и плутов она в Россию не присылала. Естественно, что после всех этих событий Горсей и разбиравший злоупотребления английских купцов Д. Флетчер постарались всячески очернить царя Федора в своих записках о Московии.

Больше перспектив, по мнению нового царя, было в развитии дипломатических и торговых контактов с Голландией и Францией. Им, как и англичанам, предлагалось везти товары северным путем через Архангельск. В марте 1585 г. в Париж отправился русский посланник П. Рагон. В ответ прибыло посольство Франсуа де Карля. После этого в Москве стали появляться французские купцы, и был построен их торговый дом.

С ближайшими соседями Речью Посполитой и Швецией правительству Федора удалось заключить мирные договоры и выйти из состояния войны, благодаря его армии и дипломатам. Сначала в 1587 г. был заключен сепаратный мирный договор с Литвой на 15 лет, потом в 1591 г. на 12 лет было подписано перемирие и с Польшей. Это позволило оттянуть вооруженные силы с польско-литовской границы на шведскую и решить территориальный спор со шведским королем в свою пользу. Заключение Тявзинского мирного договора 18 мая 1595 г. и возвращение северо-западных городов-крепостей (Яма, Ивангорода, Копорья и Корелы) было большим достижением правительства Федора Ивановича.

С восточными державами царь Федор поддерживал традиционно дружеские отношения, поскольку через русскую территорию шли торговые пути в Европу из Персии и Бухары, принося русским купцам большую выгоду. Послы бухарского правителя посещали Москву в 1585 — 1586 гг., в 1589 г. Вместе с ними приезжали купцы, которым царь давал льготы при торговле в Казани. Посланцы персидского шаха приезжали в 1587 г. и в 1594 — 1595 гг. В ответ царь направлял русских послов. Так, в 1588 г. был отправлен Г.Б. Васильчиков, в 1589 г. он вернулся, в 1593 г. было послано новое посольство. Шах Аббас I пытался любым путем втянуть Россию в войну против Турции, но Федор обещал только охранять границы Персии на Кавказе, а портить отношения с сюзереном Крыма не хотел. В 1585 г. он принимал турецкого посла Ибрагима, в 1589 г. — Челимбея. В 1593 г. в Турцию был направлен Г.А. Нащокин, в 1594 г. — А.Д. Звенигородский.

В это время Империя начала войну с Турцией и также всячески пыталась убедить Федора Ивановича в необходимости примкнуть к антиосманскому союзу. Для этого в Москву несколько раз ездил имперский посол Н. Варкоч (1588 -1589, 1593, 1594 — 1595 гг.) и бургграф Донау Авраам (1597 г.). Но царь не видел никаких перспектив для Русского государства в сражениях с турками, поскольку на юге его позиции были слабы, границы были достаточно прозрачны для ханских набегов, флота, даже речного, не было, а без него брать турецкие морские крепости было невозможно.

Поэтому даже папский посол А. Комулей, побывавший в Москве в 1595 г., не смог вовлечь царя в антитурецкую коалицию. Федор ограничился материальной помощью императору Рудольфу, отправив в 1595 г. с Н.И. Вельяминовым множество ценных мехов

Большим достижением Федора Ивановича стала успешная оборона столицы от Казы Гирея, которая надолго избавила страну от крымских набегов. Устрашенный могуществом русской армии хан предпочел замириться с царем и изменить направление своих походов в сторону Венгрии. В 1594 г. в Крым было направлено посольство М. Щербатова.

Мирные взаимоотношения России с восточными правителями позволили начать продвижение на Кавказ. Федор решил закрепить успех отца в Кабарде и стал всячески зазывать к себе на службу кабардинских князей. В 1589 г. отряд в 1200 стрельцов во главе с Г.М. Полтевым «всю Кабардинскую землю под государеву руку привел».

В 1586 г. к царскому двору прибыло посольство из Кахетии от грузинского царя Александра. Он, как христианский государь, просил у Федора помощи в борьбе с неверными турками и персами. В благодарность за помощь был готов стать русским вассалом. В ответ в далекую Кахетию в 1588 г. поехал русский посланник С.Г. Звенигородский, потом, в 1590 г., — В.Т. Плещеев, а в 1591 г. был направлен пятнадцатитысячный отряд «с огненным боем», т. е. с пищалями, под руководством А.И. Хворостинина. Русским воинам удалось разгромить врагов Александра и взять в 1593 г. город Тарки. Но этот успех был временным, т. к. русским воинам было трудно сражаться в горах с местными воинственными народами. Более 3 тысяч стрельцов сложили там свои головы. Хворостинину удалось только заложить крепость Койсу.

К числу наиболее важных внешнеполитических достижений Федора Ивановича следует отнести учреждение Патриаршества. Наконец-то Русская Церковь полностью освободилась от опеки Константинополя и стала самостоятельной. Москва была провозглашена Третьим Римом, т. е. религиозным центром всего христианского мира. Царь Федор стал опорой и защитой всех православных людей.

Утверждение в Сибири.

В царствование Федора Ивановича произошло еще одно важнейшее событие — окончательное присоединение Сибири. Один за другим отправлялись за Камень (так называли Уральские горы) царские воеводы. В 1585 г. И. Мансуров основал крепость в устье Иртыша. Жившие рядом остяки согласились принять русское подданство и платить ясак. На берегу Туры В. Сукин построил Тюмень. Д. Чулков в 1587 г. заложил Тобольск. Вскоре на сибирских просторах появились русские города-крепости Пелым, Березов, Сургут, Тара, Нарым, Кетский острог, которые стали опорными пунктами для освоения новой территории.

Большой отряд В. Кольцова-Мосальского вступил в бой с самим ханом Кучумом. В итоге были захвачены в плен его жены и дети, которые с почетом были направлены в Москву и приняты при дворе Федора. Юноши были оформлены на службу и получили земельные пожалования. Женщины и дети получили содержание за счет казны. Успехи воевод заставили Кучума вступить в переговоры с царем Федором. В 1597 г. в ответном послании из Москвы писалось: «Теперь за твои прежние грубости и неправды пригоже было нам на тебя послать рать с огненным боем и тебя совсем разгромить. Но мы, истинный христианский милостивый государь, по своему царскому милосердному обычаю смертным живот даем и винным милость кажем, видя тебя в такой невзгоде, наше жалованное и милостивое слово тебе объявляем, чтобы ты ехал к нашему царскому величеству безо всякого сомнения». Но хан в Москву не поехал и позднее был убит своими бывшими союзниками.

Царские войска продвигались в глубь сибирских земель не только с помощью оружия. По правительственному наказу воеводы вступали в переговоры с местными князьками привлекали их на свою сторону. Знати предлагалось поступать на службу к царю, получать жалование и оставаться владельцами своих земель. Малолетних сирот отвозили в Москву и содержали за казенный счет. К концу царствования Федора при его дворе было уже множество татарских царевичей и князьков (мурз), которые часто назначались главными воеводами основных полков. Присоединение Сибири существенно увеличило территорию Русского государства. Ясак, собираемый с сибирских народов, пополнял царскую казну. Вновь русские мехлынули на европейские рынки, принося большой Поход купцам. Сибирские богатства улучшили материальное положение и царя, и его подданных.

Смерть царевича Дмитрия.

В мае 1591 года стало известно, что брат Федора царевич Димитрий погиб в Угличе от убийц, подосланных Годуновым, и что эти убийцы умерщвлены жителями Углича. Для розыска про дело и для погребения Димитрия посланы были в Углич князь Василий Иванович Шуйский, Андрей Клешнин (приверженец Годунова, которому приписывают главное распоряжение насчет убийства) и Крутицкий митрополит Геласий. Следствие доложило, что царевич зарезался сам в припадке падучей болезни Патриарх Иов на соборе из духовенства и вельмож объявил, согласно показанию свидетелей, что смерть царевича приключилась судом Божиим и что угличане невинно умертвили несколько человек, на которых Нагие указали как на убийц Димитрия. Вследствие этого царицу Марью постригли под именем Марфы и заточили в пустынь за Белоозеро; Нагих всех разослали по городам, по тюрьмам; угличан — одних казнили смертию, другим резали языки, рассылали по тюрьмам, много людей свели в Сибирь и населили ими город Пелым. Через год после угличского происшествия у царя родилась дочь Феодосия, но в следующем году ребенок умер.

Строительство.

Столица заново отстроилась и расширилась при царе Федоре. Этому способствовало создание приказа Каменных дел, который за счет казны вел большие строительные работы, нанимая плотников и каменщиков. С его помощью в 1585 — 1592 гг. была возведена новая крепостная стена вокруг Москвы, получившая название Белый-город, или Царев-город. Она строилась из кирпича, который потом был побелен, отсюда и ее первое название. После нападения крымцев в 1591 г. была построена еще одна линия укреплений — Земляной город — на земляном валу деревянная крепость с красивыми башнями и воротами (в Смуту она сгорела).

После пожара 1591 г. Федор Иванович повелел построить в Кремле каменные здания для Разрядного приказа, Поместной избы, Казанского дворца, Большого прихода и дьяческую избу у Архангельского собора. Там же в женском Вознесенском монастыре был построен храм для монахинь из царского рода. Купола кремлевских соборов были заново вызолочены, поражая приезжих своим блеском великолепием.

В 1593 г. было закончено строительство каменного собора в Донском монастыре, и он был торжественно освящен. В этом же году завершили строительство храма Николы Явленского на Арбате и каменного собора в Пафнутьевском Боровском монастыре, куда царь Федор любил ездить на богомолье. Еще раньше, в 1585 г., в Троице-Сергиевом монастыре был построен Успенский собор по аналогии с кремлевским.

В 1595 г. большой пожар уничтожил все постройки в Китай-городе. Чтобы возобновить торговлю, по царскому указу началось возведение каменных лавок и большого гостиного двора из более пожаростойких материалов.

Предметом заботы Федора Ивановича были не только дворец и столица, но и все русские города. В 1584 — 1585 гг. был отстроен город-порт Архангельск, ставший северными торговыми воротами России. В 1588 г. М. Вельяминов и дьяк Д. Губастый были отправлены в Астрахань для возведения вокруг нее каменных крепостных стен. Те успешно справились с заданием. До сих пор красивый белокаменный кремль окружает центр этого города.

В 1596 г. в Смоленск был отправлен воевода князь В.А. Звенигородский для возведения каменных крепостных стен. Вместе с ним поехал знаменитый зодчий Федор Конь.

В 1588 г. царские воеводы отправились в Тверь для строительства там посада, сильно обезлюдевшего за предыдущие годы. В 1594 — 1595 гг. вокруг Волхова также был построен посад для того, чтобы оградить его жителей от воровских людей.

Но не только этими постройками прославил Федор свое имя. При нем началось массовое возведение городов-крепостей по всем окраинам государства. Цель их состояла в том, чтобы более успешно осваивать новые территории и создавать заслон от вероломных соседей.

Поскольку в начале царствования Федора поволжские народы подняли восстание, то после их усмирения были возведены Царево-Кокшайск (1584 г.), Санчурск (1585 г.), Самара, Уфа, Увеж (1585 — 1586 гг.), Саратов, Цивильск, Ядринск (1589 — 1590 гг.), Царицын. На южных границах появились Воронеж, Ливны (1585 г.), западнее — Елец (1592 г.), Уржум (1594 г.), Кромы (1594 г.), Курск (1595 г.), Белгород, Оскол, Валуйка, Севск (1595 — 1596 гг.). Строительство этих крепостей позволило возвести на юге засечную черту (1596 г.), создавшую новый заслон против степняков.

Проникновение на Кавказ также было связано со строительством крепостей. В 1588 г. был построен Терский город, в 1590 г. — крепость на реке Сунже, в 1594 г. — на реке Койсе.

Особенно массовым было строительство городов в Сибири. В 1585 — 1586 гг. появилась Тюмень, в 1587 г. — Тобольск, в 1590 г. — Лозьва. После разгрома Пелымского и Кондинского княжеств были заложены Пелым и Березов (1593 г.), Тара и Сургут (1594 г.), Обдорск (1595 г.) и Верхо-турск (1598 г.). Это создало плацдарм для дальнейшего продвижения казачьих отрядов на восток.

Смерть.

В самом конце 1597 г. тяжелая болезнь приковала царя Федора к постели. Все усилия врачей вернуть ему здоровье оказались тщетными. Своей наследницей он заранее назвал царицу Ирину и взял с бояр клятву, что те будут ей верно служить. В ночь с б на 7 января Федор скончался. Похоронен в Архангельском соборе вместе со своим отцом и братом Иваном, в правой части алтаря, за иконостасом собора.

Патриарх Иов оставил подробнейшее описание последних часов жизни Федора Ивановича, которые современники оценили, как свидетельство святости царя. Современники отмечали, что ни по одному государю так не плакали, как по Федору. Своими деяниями он заслужил всенародную любовь.

Таким образом пресеклась московская ветвь династии Рюриковичей.